English

Вера Зубарева. "И пайку насущную дай нам днесь"

Предлагаемое автором статьи прочтение повести приводит читателя к выводу, что хранителем чистоты русского духа и нравственности Ивана Денисовича можно назвать с большой натяжкой, что дух этот стремительно истончается в нем с утратой веры. И вина (беда) не только в сталинском режиме, но и в неустойчивости нравственных принципов самих его жертв — «…о чем ведет речь Солженицын?


далее

Вера Зубарева. Тайнопись. Библейский контекст в поэзии Беллы Ахмадулиной 1980-х — 2000-х годов.

Исследование посвящено поэзии поиска Присутствия в стихах Беллы Ахмадулиной 1980-х — 2000-х гг. Обращаясь к неизречённой реальности и сделав её имплицитным сюжетом своих произведений, Ахмадулина разработала жанр, который можно назвать неизречённым реализмом


далее

Вера ЗУБАРЕВА. «ПИКОВАЯ ДАМА»: ВИСТ ПРОТИВ ФАРАОНА

В статье исследуется картежный аспект повести «Пиковая дама» как сюжетообразующий. Особое внимание уделено проблеме шулерства и картежного окружения Германна, а также мотиву переодевания, свойственному пушкинским сюжетам. Наблюдения над текстом ставят под вопрос влияние мистических сил.


далее

Десять шагов по «Степи»

«Десять шагов по “Степи”» — это коллективная монография, освещающая разные аспекты повести А.П. Чехова, от позиционного стиля (В. Зубарева) до культурологических (М. Ларионова), психологических (Г. Рылькова) и моральных (К. Аполлонио) вопросов, анализа диалогических структур (Н. Изотова), композиции (А. Фрумкина), фольклорных мотивов (К. Бидоши), ассоциативного потенциала (А. Кубасов), принципа нелокальности (Р. Лапушин), а также проблемы перевода (А. Бурак).


далее

Вера Зубарева. Карусель Всея Руси.

В статье автор обращается к имплицитному пространству «Вишневого сада», исследуя символику балаганно-ярмарочных отношений в пьесе. Используя системную методологию, она рассматривает парадигму купли-продажи на уровне сюжета, взаимоотношений героев и этимологии их имен.


далее

Вера Зубарева. Чехов в XXI веке: позиционный стиль и комедия нового типа.

Вера Зубарева ставит перед собой весьма непростую задачу — ни мало ни много, разработать поэтику драматического характера в качестве альтернативы традиционному, основанному на сюжетной линии, аристотелиевскому подходу


далее

Творчество А.П. Чехова в свете системного подхода

Идея этого сборника зародилась во время наших обсуждений системной методологии, которую мы обе используем в наших работах. Речь идёт о подходе, разработанном школой Людвига фон Берталанфи, который отличается от аналитического и мало известен в среде литературоведов, в т.ч. чеховедов.


далее

Вера Зубарева. Морфология преступления в «Преступлении и наказании». Какофонический роман Достоевского.

Статья опубликована в альманахе "Достоевский и мировая культура" №30. Москва, 2013 В литературной критике мотив преступления в «Преступлении и наказании» принято связывать с Наполеоном. И действительно, на поверхности все выглядит именно так. Образ Наполеона, словно тень, отбрасываемая Раскольниковым, неотступно следует за героем романа, выстраивая определенное имплицитное пространство вокруг идей великого французского полководца. Как ни пытался сам Раскольников откреститься от наполеоновского комплекса на допросе, ему так и не удалось убедить допрашивающих… ...
далее

Вера Зубарева. Тайна зеркальных дат в поэзии Беллы Ахмадулиной.

Предлагаемая статья посвящена мистическому аспекту творчества Беллы Ахмадулиной. Символика дат в поэзии Ахмадулиной этого периода связана с вопросами судьбы ее лирической героини. Ее «загадочный цикл» «Глубокий обморок» проливает свет на связь между пушкинской датой рождения и страхами лирической героини, связанными с мыслями об уходе в один из этих дней. Ее предчувствия, терзания и поиск ответов в закодированной форме становятся объектом исследования данной статьи.


далее

Вера Зубарева. Промельк Пушкина.

В статье Вера Зубарева проводит параллели между сюжетом «Глубоко обморока» Беллы Ахмадулиной и «Пророком» Пушкина.


далее

Вера Зубарева. Чеховская комедия нового типа в свете теории предрасположенностей.

В данной статье Вера Зубарева дает определение категории драматического (не путать с драматургическим) с позиций общей теории систем (основатель Людвиг фон Берталанфи) и теории предрасположенностей (основатель Арон Каценелинбойген). В. Зубарева относит произведения литературы и искусства к индетерминистским системам и прилагает к ним методологию, выработанную последователями Берталанфи. Исходя из того, что в основе каждой системы лежит потенциал, она говорит о том, что потенциалом художественного произведения можно считать потенциал его героев. Категорию драматического она связывает с мерой силы и богатства потенциала героя. В традиционной комедии потенциал героев слабый, что и сказывается на их способности влиять на свое окружение и развиваться. Категория комического не связана со смешным, но может с ним сочетаться. Вслед за Бальзаком Чехов сделал акцент на квази-сильном потенциале своих героев, отметив в своих письмах, что сильные единичные характеристики героев включены в слабое целое. Чеховская комедия нового типа базируется на таком потенциале. По сути, это квази-драма....
далее

Вера ЗУБАРЕВА. “Сказка о мертвой царевне…”: эволюция пушкинского пророка

Королевич Елисей, сумевший разбить хрустальный гроб и вернуть к жизни царевну. Кто он? В чем его могущество? Что означает это имя в контексте сказки? В Ветхом Завете, откуда Пушкин черпал сюжеты, в том числе и сюжет для своего «Пророка», Елисей, чье имя в переводе означает «Бог спасает», появляется в Третьей книге Царств как помазанник пророка Илии.


далее

Вера Зубарева. Тайна сада. Об одном стихотворении Беллы Ахмадулиной.

«Тайна сада. Об одном стихотворении Беллы Ахмадулиной.» Журнал Нева, №8, 2014.

Много тайн сокрыто в стихотворении Беллы Ахмадулиной «Есть тайна у меня от чудного цветенья…» (1981). Интригуют сразу две вещи в этом «зачине»: во-первых, упоминание тайны, а во-вторых, намек на какое-то загадочное «чудное цветенье»…


далее

Другой берег. (The Other Shore)

Slavic and East European Culture Abroad. Past and Present Table of Contents / Содержание I. ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ОБРАЗ Татьяна Касаткина. Глубина художественного образа как откровение о природе человека Ирина Роднянская. В погоне за флогистоном II. ЧЕХОВ: ИНТЕРПРЕТАЦИИ В.Б. Катаев. Чеховские транссексуалы, или Техника «перенесений» Галина Рылькова. Выход есть: «Вишневый сад» в 21-м веке Г.И. Тамарли «Страх делает индивида бессильным»  (Рассказ Чехова «Страх» в свете философии Кьеркегора) III. СЕМИОТИЧЕСКОЕ ПРОСТРАНСТВО М.Ч. Ларионова. Русская литература и традиционная культура как единое  семиотическое пространство К.А. Степанян. Изменение имен. (Рыцарь Печального Образа, Рыцарь бедный и Франциск Ассизский в пространстве романов «Дон Кихот» и «Идиот») IV. ВОКРУГ ПУШКИНА Наталья Гранцева. Учёный кот Херасков Марина Кудимова. Прибор ночного видения V. ПАРИЖ И «ПАРИЖСКАЯ НОТА» Елена Дубровина. «Отчаяньем, болью, стихами…»  (Юрий Мандельштам. К 70- летию со дня гибели поэта) Вадим Крейд. Что такое «парижская...
далее

Вера ЗУБАРЕВА. «Тайнопись». Имплицитное пространство в поэзии Беллы Ахмадулиной.

Говоря о стихах Ахмадулиной 80-х годов, Михаил Эпштейн справедливо отмечает, что в них «возрастает значение точно зафиксированной даты». Он указывает на то, что «впервые в русской поэзии предпринимается попытка систематически раскрывать своеобразие не сезона или месяца ("Апрель", 1959; "Осень", 1962), а отдельного дня, соединить лирико-философские обобщения с повседневной записью малейших изменений в жизни природы ("Пишу: октябрь, шестнадцатое, вторник — и Воскресенье бабочки моей…" и т.п. – "День 12 марта", 1981; "Ночь на 30 апреля", 1983, и др.)»[1]. Иными словами, если традиционно стихи о природе отражали лирические раздумья поэта наряду с его философскими взглядами, то Ахмадулина добавляет к этому конкретику отдельного дня. Это совершенно справедливое наблюдение над явной стороной ее стихов требует дополнения относительно их скрытой стороны. Читать полностью Опубликовано в журнале  «Новый Мир» 2013, №8 [1] М. Эпштейн. Стихи и стихии. Природа в русской поэзии 18 – 20 вв. Самара: ИД БАХРАХ-М, 2007, С....
далее

Вера ЗУБАРЕВА. «Перечитывая А. Веселовского в XXI веке.»

Обычно возвращаешься к А. Веселовскому в связи с вопросами сравнительноисторического метода, сюжетов и мотивов, историколитературного процесса, эволюции жанров. Возвращаешься несмотря на то, что все это не раз уже перечитано, передумано и кроме небольших уточнений ничего нового вроде бы не сулит. «Веселовский сделал то, что поднимает его теорию на исключительную высоту, — пишет О. Фрейденберг, — несмотря на отдельные промахи и недостатки, он показал, что поэтические категории суть исторические категории, и в этом его основная заслуга»1. В этом емком определении Фрейденберг — весь портрет Веселовского из моего студенческого времени. Но весь ли Веселовский в этом портрете? Годы занятий общей теорией систем (ОТС) и ее при ложениями к литературоведению дали возможность по-новому взглянуть и на то, что сделал и пытался донести до нас Веселовский, который «был достаточно скуп на теоретические высказывания»2. Речь идет не только о методе его литературоведческого анализа, но, прежде всего, о методе мышления, задавшем направление его поискам. В русле ключевых разработок ОТС захотелось переосмыслить и термин «историческая поэтика», и специфику сопоставлений Веселовского, и его идею смен исторических и литературных периодов, и роль субъективности в научной оценке… И открылся неизвестный доселе Веселовский. Опубликовано в журнале Вопросы литературы, 2013, №5. Читать...
далее