English

Вера ЗУБАРЕВА. «Тайнопись». Имплицитное пространство в поэзии Беллы Ахмадулиной.

Говоря о стихах Ахмадулиной 80-х годов, Михаил Эпштейн справедливо отмечает, что в них «возрастает значение точно зафиксированной даты». Он указывает на то, что «впервые в русской поэзии предпринимается попытка систематически раскрывать своеобразие не сезона или месяца ("Апрель", 1959; "Осень", 1962), а отдельного дня, соединить лирико-философские обобщения с повседневной записью малейших изменений в жизни природы ("Пишу: октябрь, шестнадцатое, вторник — и Воскресенье бабочки моей…" и т.п. – "День 12 марта", 1981; "Ночь на 30 апреля", 1983, и др.)»[1]. Иными словами, если традиционно стихи о природе отражали лирические раздумья поэта наряду с его философскими взглядами, то Ахмадулина добавляет к этому конкретику отдельного дня. Это совершенно справедливое наблюдение над явной стороной ее стихов требует дополнения относительно их скрытой стороны. Читать полностью Опубликовано в журнале  «Новый Мир» 2013, №8 [1] М. Эпштейн. Стихи и стихии. Природа в русской поэзии 18 – 20 вв. Самара: ИД БАХРАХ-М, 2007, С....
далее

Вера ЗУБАРЕВА. «Перечитывая А. Веселовского в XXI веке.»

Обычно возвращаешься к А. Веселовскому в связи с вопросами сравнительноисторического метода, сюжетов и мотивов, историколитературного процесса, эволюции жанров. Возвращаешься несмотря на то, что все это не раз уже перечитано, передумано и кроме небольших уточнений ничего нового вроде бы не сулит. «Веселовский сделал то, что поднимает его теорию на исключительную высоту, — пишет О. Фрейденберг, — несмотря на отдельные промахи и недостатки, он показал, что поэтические категории суть исторические категории, и в этом его основная заслуга»1. В этом емком определении Фрейденберг — весь портрет Веселовского из моего студенческого времени. Но весь ли Веселовский в этом портрете? Годы занятий общей теорией систем (ОТС) и ее при ложениями к литературоведению дали возможность по-новому взглянуть и на то, что сделал и пытался донести до нас Веселовский, который «был достаточно скуп на теоретические высказывания»2. Речь идет не только о методе его литературоведческого анализа, но, прежде всего, о методе мышления, задавшем направление его поискам. В русле ключевых разработок ОТС захотелось переосмыслить и термин «историческая поэтика», и специфику сопоставлений Веселовского, и его идею смен исторических и литературных периодов, и роль субъективности в научной оценке… И открылся неизвестный доселе Веселовский. Опубликовано в журнале Вопросы литературы, 2013, №5. Читать...
далее

Вера ЗУБАРЕВА. «Настоящее и будущее Егорушки. "Степь" в свете позиционного стиля».

Повесть «Степь» была воспринята ведущими критиками того времени как неудача. В противовес Гаршину, заявившему по прочтении повести, что в России «по явился новый первоклассный писатель», Григорович посчитал это произведение лишенным смысла, а Михайловский в письме к Чехову «строго, укоризненно говорил о прогулке по дороге не знамо куда и не знамо зачем» Времена изменились, и то, что считалось недостатком многих чеховских произведений, теперь считается их достоинством. Однако пояснять «достоинства» подражанием жизни, которая, по мысли К. ГоловинаОрловского, есть «нечто бессодержательное, какойто бесцельный ряд случайных встреч и мелких событий»2, уже нельзя. В свете современных идей развития жизнь не есть ни нечто бесформенное, ни нечто полностью оформленное. Она включает в себя все фазы — от хаоса до полной упорядоченности с существенным акцентом на промежуточную стадию, названную в современном системном подходе стадией предрасположенности. Опубликовано в журнале Вопросы Литературы 2013, №1. Читать...
далее